3 квітня 2015

Наталья Жеваго: «Жить в Украине и не менять страну к лучшему практически невозможно»

Несколько лет назад в Украине появился Культурный проект, который на данном этапе представляет собой мощную образовательную систему. Каждую неделю в центре Киева проходят лекции, посвященные культуре, искусству, философии и сопутствующим дисциплинам. В рамках совместного с Киево-Могилянской бизнес-школой проекта «Changers» о людях, меняющих мир вокруг себя, Platfor.ma поговорила с основательницей Культурного проекта Натальей Жеваго о том, как люди стремятся к знаниям, почему Украина дает все возможности менять страну к лучшему и как клещи помогают официальному образованию.

 

Фотографія: Анна Наконечная

– Скажите, как вы пришли в сферу образования?

 

– Честно говоря, Культурный проект относят к образованию просто по случайности. Мне кажется, главное – что у нас люди общаются и обмениваются опытом. Вряд ли это можно назвать стопроцентным образованием.

 

– Тем не менее, до вас такой мощной системы разнообразных курсов просто не было. С чего же все началось?

 

– Культурный проект претерпел уже такие трансформации, что возвращаться к началу сейчас просто бессмысленно. Гораздо интереснее, что теперь все обрело новый смысл. Во-первых, мы перестали быть одинокими, как шесть лет назад. Сейчас наблюдается настоящая вспышка и взрыв разнообразных инициатив. А мы совершенно переосмыслили Культурный проект, и все становится все более интересным. Сейчас мы по-настоящему чувствуем свое влияние на мир. Мы чувствуем, что действительно привносим в него что-то свое. Каждый день в 19:00 в маленьком помещении в центре города начинается чудо. То, ради которого наша команда это все и делает – собираются люди и приходит человек, который делится своими уникальными знаниями. И материя, которая здесь образовывается, совершенно бесценна – при этом очевидно, что люди уносят ее с собой. То, в каком настроении от нас уходят люди – это и есть наш вклад.

 

– Вы упомянули бум разнообразных инициатив. Вам тоже кажется, что гуманитарная сфера все больше бурлит, а очереди выстраиваются не за колбасой, а за культурой?

 

– Я убеждена, что такой мощный запрос на культуру был и раньше, просто он не был проявлен. И, в общем-то, появление Культурного проекта – это тоже реакция на существующий запрос, который мы сами не могли толком сформулировать, но совершенно определенно чувствовали. А сейчас это все просто взорвалось и получило свое выражение, свое лицо.

 

Лично я занялась этим просто потому, что жить в Украине и не менять что-то к лучшему было практически невозможно – это абсолютно не имело смысла. Я могла уехать за границу в любой день. Но менять что-то к лучшему в стране, где поменять к лучшему можно просто-таки все – это уникальный опыт. Жить в такое время и иметь такие возможности – это большая удача. И я понимаю, что смысла в моем пребывании именно в Украине намного больше, чем где бы то ни было.

 

И я думаю, что сейчас все поняли примерно то же самое. И увидели, что лично они могут многое изменить. И то, что люди стоят в очередях за знаниями, означает, что они ищут общения и хотят создавать эту ткань перемен. Хотят видеть свой собственный вклад.

 

 

– Мероприятия Культурного проекта относительно недешевы – одна лекция стоит 220 грн...

 

– У нас есть и разнообразные специальные программы продажи, по которым обучение обходится значительно дешевле. Так, например, можно купить абонемент на 120 лекций — тогда одно двухчасовое занятие будет обходиться всего в 65 грн.

 

Кроме того, у меня есть большая амбиция сделать что-то, что жило бы совершенно без моего участия и было бы жизнеспособным и самоокупаемым. И я бы очень хотела, наконец, закончить все дискуссии по поводу того, можно ли считать Культурный проект социальным проектом семьи Жеваго. Чтобы все это пресечь, нужно сделать совершенно автономный проект. И сегодня Культурный проект – самоокупающаяся организация.

 

– Вы зарабатываете на нем?

 

– Нет, такая цель у нас даже не ставится. Какая-то прибыль у нас заложена, но вся она идет на развитие самого проекта. Как вечный стартап, Культурный проект всегда требует дополнительного финансирования, но к таким моментам мы относимся очень щепетильно. Нас никто не может обвинить в том, что мы прикрытие для чего-либо.

 

Кроме того, самый приятный показатель нашей работы – это то, что люди все равно приходят на наши события. Значит, их качество соответствует такой довольно высокой цене. Это первое, а второе – это означает, что культура действительно настолько востребована, что люди готовы за нее платить.

 

Мы совсем недавно осознали себя как социальный проект. Раньше мы об этом даже не думали. А ведь мы способствуем построению новых связей между людьми. Начиная с того, что наши лекторы налаживают контакты с аудиторией, а зрители строят связи между собой.

 

– А кто ваша аудитория?

 

– Мы позиционируем себя как проект для взрослых с запросом на гуманитарные знания. Мне кажется, потребность в них кристаллизируется как раз в возрасте. Потому что в университете, скажем, философия и ее вечные вопросы тебя еще не сильно заботят. Но с возрастом ты подходишь к гуманитарной составляющей своего образования гораздо более осознанно. Ты готов слушать, задавать вопросы и учиться. Для таких людей мы и существуем. Эта категория, судя по моим наблюдениям, не очерчена ни по возрасту, ни по профессии. Наверное, разве что по финансовым возможностям, учитывая, что лекции не бесплатны. Но объединяет их оформленный запрос на знания и желание их систематизировать. Не просто пойти, вдохновиться и пойти дальше на работу. Фактически, наша аудитория – это настоящие герои, который готовы регулярно тратить вечера на свое образование.

 

– А нужно ли человеку, который не связан с гуманитарной сферой, тратить время на подобное самообразование?

 

– На самом-то деле у нас не так много людей, которые связаны с гуманитарной сферой. Обычно люди, которые в этой среде работают, довольно прохладно к ней относятся, просто потому что имеют к культуре постоянный доступ.

 

Я думаю, что у человека рано или поздно возникает потребность найти себя в этом мире. И тут невозможно не воспользоваться опытом человечества. Ведь у нас речь идет именно о человеческом опыте – об артефактах человечества, будь то тексты или визуальные образы. И познакомившись с тем, что было до тебя, ты можешь лучше конструировать свое будущее, делать это совершенно на другом уровне. По сути, люди ходят к нам ради своего собственного будущего.

 

– Как вы относитесь к тезису, что нужно тратить деньги на культуру, чтобы потом не тратить на бронежилеты?

 

– Честно говоря, я сейчас очень разочарована. Понятно, что война, что экономические реформы – это очень важно. Но все равно сфера культуры опять недооценена. Нет еще по-настоящему глубокого понимания того, насколько же это важно. Как сильно культура может изменить очень многие вещи. Культура – это ведь ткань взаимодействия человека с миром, которая в итоге приводит и к бережливым хозяйствам, и к экологии, и к осознанному бытию: от родительства до строительства. К сожалению, пока мы не понимаем этого на необходимом уровне.

 

 

– Что же делать?

 

– То, что мы и так делаем. Хотя мне кажется, что мы делаем меньше, чем могли бы.

 

– Ваш Культурный проект в некотором роде замещает официальное образование. Насколько вообще должна быть значима роль частных проектов в этой сфере?

 

– Мы не замещаем, мы находимся с ним в диалоге. Культурный проект – это компенсаторная, а не самостоятельная система. Мы реагируем на то, чего в официальном образовании нет – и предлагаем именно это. В этом смысле мы часть этого большого, дополнение к нему.

 

Но даже если предположить, что наше образование стало идеальным, все равно у людей, окончивших университеты, будет позыв к новым знаниям. И в любом случае наш формат будет востребованным. Взросление имеет к способности учиться прямое отношение.

 

– А вас не звали заниматься реформой образования?

 

– Я прекрасно представляю, чем они там в Министерстве образования занимаются. Как они мнут и массажируют всю эту огромную систему. Но это все-таки не моя компетенция. Меня все эти колоссальные массивы пугают до безобразия. У меня есть свой проект, он рожден мною, я знаю его ДНК. Я совершенно не государственный человек, я предприниматель, который мотивируется такими вот странными вещами.

 

– То есть если позовут, вы откажетесь?

 

– Нет, что вы. Если им может быть полезным мой опыт, я буду счастлива и расскажу все, что знаю. Но не думаю, что моя компетенция может быть им полезна.

 

– Но у вас есть виденье того, как и что нужно менять в официальном образовании?

 

– Вы знаете, к нам приезжал такой замечательный лектор – Дмитрий Булатов. Он медиахудожник, философ, иезуит и вообще человек со множеством интересных увлечений. Дмитрий показал нам фотографию глубоководного животного – у него во рту заводится клещ, который впоследствии становится его языком. И у них возникает симбиоз – они помогают друг другу существовать. Я очень верю в такие маленькие способы изменить систему.

 

– То есть сейчас рецепт успеха – это чтобы в образовании заводились такие полезные маленькие клещи?

 

– Да. И таких клещей все больше. Я знаю, например, группу людей, которые занимаются изменениями в районных школах. Это ведь тоже очень интересно – школу можно посмотреть, понять, как она устроена, сравнить сорок районных школ и проанализировать, как они отличаются в Киеве и селах.

 

– А Культурный проект собирается идти в регионы?

 

– Да, но мы решили, что наш поход будет через интернет. Видеолекции, формы смешанного обучения – это однозначно наш путь. Я бы очень хотела, чтобы это случилось уже в этом году.

 

– Если говорить о восточных регионах, то как вы считаете, насколько недостаточный культурный базис привел к нынешним трагическим событиям?

 

– Мне кажется, мы слишком обобщаем. На Востоке огромное количество тонких и умнейших людей, у которых прекрасное образование. Сейчас я вообще переосмысляю всю эту парадигму. Мне кажется, там все очень неоднородно. И та часть населения, которую мы имеем в виду, когда говорим о трагических событиях, возможно, тоже не такая уж однородная. Такие люди есть и на Западной Украине – просто у них другая идеологическая платформа. Да, есть исследования, где проводили параллели между количеством библиотек и голосами за Януковича. Но мне кажется, что все не так уж однозначно. На самом-то деле есть просто принципиально другая идеология и историческая среда. А образование? Образование у нас везде было плохим. Я, например, недовольна тем, что получила в университете.

 

– А вы сами на лекции Культурного проекта ходите?

 

– Проблема в том, что на лекциях я все равно чувствую себя на работе. Поэтому чаще хожу все-таки на лекции наших друзей и партнеров.

 


comments powered by Disqus