10 грудня 2015

Лидия Билас: «В частном образовании государство видит не партнера и не конкурента, а врага»

В рамках совместного с [kmbs] спецпроекта Changers мы общаемся с людьми, которые меняют этот мир к лучшему. Украинка Лидия Билас долгие годы занималась бизнесом, создав крупнейшую в стране компанию по доставке питьевой воды. Однако в определенный момент отошла от оперативного управления, и занялась сферой образования. Сейчас в Киеве и Львове работают две Креативные международные детские школы с инновационными системами обучения по лучшим западным образцам. Platfor.ma поговорила с Лидией об изъянах украинской системы образования и том, что все дети гениальны, пока мы их не испортим.

 

 

– Вы долгие годы занимались бизнесом, а затем неожиданно переключились на образование. Как это случилось?

 

– Вода – это, по сути, первый и единственный бизнес, которым я занималась. Все началось с маленькой семейной компании, которая через 20 лет превратилось в большой системный бизнес. Мы прошли весь путь от эмоционального и вдохновляющего стартапа до серьезной бизнес-структуры. За эти годы я успела многому научиться, приобрести колоссальный опыт, получить МВА образование. Бывали моменты, когда  ощутимо не хватало каких-то знаний , а опыт не помогал. Пока ты на растущем рынке, да еще и твой товар – это вода, продавать которую, как минимум, приятно, то все в порядке. Но меняются времена и обстоятельства, и ты понимаешь, что знаний много не бывает и постоянно учиться – одно из обязательных условий движения вперед.

 

В итоге и начались изменения, которые я даже не сразу почувствовала. Стали появляться новые люди, новые идеи и новые мысли, я начала выходить за рамки привычного понимания бизнеса и отношения к жизни вообще. Тем временем у нас росли дети, в 14 лет дочка поехала учиться за границу. В небольшом городке Моршин, где мы живем и откуда, собственно, начинался бизнес, особой альтернативы для детей не было – есть одна школа и ты просто становишься заложником существующей системы образования. Поэтому сын, по примеру старшей сестры, тоже решил учиться за рубежом – и тоже уехал в 14 лет.

 

Детей отпускать непросто. Еще тогда у меня появились мысли, что было бы классно, если бы у нас в стране можно было учиться в школах, хоть чем-то похожих на западные. Все обстоятельства в тот период как-то сложились вместе. Я чувствовала, что прихожу в офис – и больше не испытываю прежнего драйва. Настал момент, когда приходилось мотивировать себя, а это серьезный сигнал, что нужны перемены. Компания работала как налаженный механизм, в бизнесе все было в порядке. И тогда я взяла паузу. Просто зависла на полгода: читала, путешествовала, занималась тем, чем всегда хотелось, но не хватало ни сил, ни времени – и думала, что же делать дальше. Когда ты постоянно в процессе, слишком концентрируешься на рутине и постоянно решаешь, что и как, то зачастую теряешь понимание того, зачем.

 

Именно тогда и появились друзья-однокашники по kmbs, со схожими взглядами, мыслями и интересными идеями. Мы понимали, что очень многие люди занимают  активную гражданскую позицию и  хотят реальных изменений . Но при этом усилия зачастую безрезультатны, потому что нет критической массы, которая действием превратила бы эти отдельные капли в единую волну. Пришли к очевидному – менять что-то можно только изменив людей, а мы пытаемся менять их слишком поздно, когда они уже выращены и воспитаны системой, когда ими руководит и управляет старый способ мышления – с букетом комплексов, стереотипов и ложных ценностей. Нужно просто обратиться к детям. Ведь ребенок – как цветок, чем больше любви, понимания и свободы ты ему даешь, тем красивее он вырастает. Поэтому мы занялись детским образованием.

 

 

Благодаря своим собственным детям мы приблизительно знали, как это устроено на Западе. На слух идея воспринималась тоже классно – создать в Украине современную школу. Но, разумеется, с ходу возникло множество нюансов. Например, кто будет учиться в нашей школе, кто наша целевая аудитория? Ведь решение принимают не дети, а родители. Мы решили ориентироваться на людей, которые сами активно учились, всю жизнь занимались саморазвитием и понимали, что по-настоящему хорошее образование в Украине редкость. Но один из  первых их вопросов был таким: окей, а у вас будет аттестат государственного образца? Оказывается, даже они пока не готовы настолько отказаться от стандартов. Поэтому мы начали с того, что прошли весь путь государственного лицензирования.

 

– Насколько это сложно?

 

– Честно говоря, я от такого уже отвыкла. Конечно, подобные процессы много раз встречались в бизнесе. Но там, если у тебя уже есть имя на рынке, все понятно и четко, а здесь, по сути, мы просто пришли с улицы и, разумеется, никто нам не обрадовался. В частном образовании государство почему-то видит не партнера, даже не конкурента, а скорее врага. Так что отношение соответственное. Существует долгая и сложная бюрократическая процедура, плюс каждый чиновник считает, что именно его подпись самая главная. Но в итоге это тоже опыт, и мы его получили вместе с лицензией на полноценную школу.

 

– С первого по одиннадцатый классы?

 

– Да. Что интересно, с каждой новой школой требуется новая лицензия – нельзя просто получить разрешение создавать учреждение, например, с филиалами. Это, конечно, очень «облегчает» жизнь, особенно, если есть планы развиваться. Сейчас у нас школа в Киеве, где учатся дети с 5 до 10 лет – это 0-5 классы, и Львове, где детки только готовятся к первому классу. С нового учебного года запускаются 6-9 классы в Киеве и 0-5 классы во Львове. Ну и нужно понимать, чем же закончится реформа среднего образования, чтобы принять решение по старшей школе.

 

– В названии школы есть слово «международная». Чем это обосновано?

 

– Мы используем международный опыт, у нас преподают носители языка, которые на неделю полностью погружают детей в языковой контекст, кроме того, отправляем учеников в международные лагеря в каникулярный период. Плюс это слово для нас во многом символ – хочется, чтобы дети вовсе забыли о границах и локальном мышлении. Мир сейчас абсолютно глобален и не должно иметь значение, где именно ты получил образование – важно, чтобы оно было качественным.

 

– Какие основные изъяны государственной системы образования?

 

– Не думаю, что на основе существующей системы можно реально что-то сделать путем изменений – любых, радикальных или не очень. К этому не готова ни сама система, ни большая часть стейкхолдеров, включая, как ни странно, родителей. Единственный путь – это строить что-то альтернативное параллельно, а старая система неизбежно сама отомрет со временем.

 

 Мне странно слышать слова о том, что наше среднее образование якобы сильное. Что наши дети становятся в школах звездами, когда переезжают с родителям, к примеру, в Штаты. Я не спорю с отдельными случаями, но в целом наши и западные дети развиваются в абсолютно разных системах координат. Мне бы очень хотелось, чтобы наши дети росли ментально другими, без комплексов, стереотипов и ограничений, чтобы учились мыслить и анализировать, задавать вопросы и не бояться ошибаться.

 

 

Простой пример: у нас дети встают, когда в класс заходит учительница. Но действительно ли это выражение уважения? Не думаю – дети встают, потому что так принято. Мне очень хочется, чтобы дети уважали своих учителей потому, что они для них действительно настоящие авторитеты  – и в классе,  и в жизни.

 

Дети часто переносят отношение к учителю на отношение к предмету. Поэтому у них зачастую умирает интерес ко всему: плохой учитель математики заставит возненавидеть уравнения, даже если у ребенка  к этому дар. Уверена, что с появлением  большего количества  хороших частных школ государственному образованию просто придется «подтягиваться», чтобы удержать учеников. Существующая ситуация, когда на 30 детей в классе одна уставшая злая учительница – это большая проблема, в том числе и в вопросе реформирования. Конечно, и учителя  можно понять – работа сложная, зарплата неприемлемая , какая уж тут любовь к детям: либо терпит, либо открыто ненавидит. Я не люблю обобщений и справедливо будет сказать, что в Украине действительно есть педагоги с большой буквы, за что им огромная благодарность. Но пока это скорее исключение, чем правило, и мы очень далеки от должного статуса преподавателя в обществе.

 

– Традиционно считается, что у нас преподают факты, а на западе учат мыслить.

 

– В современном мире учиться фактам просто смешно – во-первых, они устаревают быстрее, чем попадают в учебники, а во-вторых, благодаря интернету к ним всегда есть доступ. За фактами все равно не угнаться, так зачем забивать ими голову ребенка? Нужно научить детей добывать эти факты, сопоставлять их, использовать и размышлять над ними. Это намного важнее, чем знать, в каком году родился какой-то полководец.

 

Наша система изначально недееспособна. Как может 6-8 летний ребенок минимум полчаса сидеть смирно, сложив руки? И слушать учительницу, глядя ей в глаза – ведь если не смотрит, значит, не слушает, значит, надо наказать. Мы решили отойти от этого, дать детям больше физической свободы – они сидят и на полу, и на пуфах, да хоть на голове, если ты так лучше воспринимаешь информацию.

 

– Ваша школа – для детей богатых родителей? Сколько стоит обучение?

 

– Конечно, мы анализировали рынок частного школьного образования, принимая решение о ценообразовании. Мы находимся в средней ценовой категории по Киеву. Месяц обучения, включая доставку и питание, стоит 8-9 тыс. грн. При этом ребенок находится в школе с 8:30 до 18:00. У нас нет домашних заданий – все выполняется в школе. Дети не таскаются с учебниками – у каждого ребенка свой персональный планшет. Плюс мы активно работаем с родителями – у нас множество развивающих, образовательных и психологических программ.

 

Мы стараемся быть максимально инновационными, привносим в учебный процесс все то, что может сделать его интересней, увлекательней, легче для восприятия, объясняем и рассказываем о наших методиках тем, кому это интересно. Например, волновое погружение, когда нет деления на предметы, а вместо этого логическая цепочка – зачем мы это учим, как это пригодится в жизни, с чем это связано. Условно, мы берем понятие «вода» – и начинаем изучать ее со всех возможных сторон: вода с точки зрения химии, физики, географии, английского, музыки. У детей это вызывает огромный  интерес.

 

Кроме того, мы практикуем проектное обучение. Каждый понедельник дети создают группы – причем иногда мы миксуем ребят разных возрастов. И к концу недели они готовят какой-то проект с классной презентацией. Бывает, что и родителям достается, когда дети пытаются их привлечь, чтобы сделать презентацию поэффектней. В пятницу ребята представляют свои проекты для всех желающих – это еще и избавление от страха публичных выступлений.

 

– А что дальше? Вот, окончил ребенок вашу школу – но дальше он ведь все равно попадает в традиционную украинскую систему образования.

 

– Мы надеемся, что разрушим все ментальные границы в головах у детей. И когда они поймут, что возможно все, то им станет гораздо проще выбирать. Учиться не там, куда возможно попасть, а там, где хочется. У нас в стране есть хорошие вузы, и с нашей подготовкой ребенок сможет поступить и в украинские, и в европейские учебные заведения.

 

 

– А какую из западных моделей вы считаете самой качественной?

 

– Мне очень нравится Скандинавия. Казалось бы, уж им-то можно успокоиться лет на 20-30, но нет, они все равно постоянно придумывают что-то новое и ищут необычные подходы. Наверное, не зря они лидируют во всех индексах счастья – умение быть счастливым закладывается с детства.

 

– Нужна ли в школах система оценивания?

 

– Ту, которая существует в наших средних школах, я бы просто отменила. Она не просто в корне неправильная, но и вредная, потому что манипулятивная, субъективная и способна убить самооценку. В украинских школах учеников сравнивают между собой. На самом-то деле нужно сравнивать детей с ними же, только в прошлом. Тогда видна динамика: я вчера, я сегодня и я завтра. Это просто более эффективно – что толку сравнивать Галю со Светой, без учета характера, темперамента, скорости восприятия. Все дети – гении. И только мы сами убиваем их гениальность.

 

– Недавно Петр Порошенко подписал Стратегию патриотического воспитания детей и молодежи. Как вы считаете, такой документ нужен?

 

– Документ, безусловно, нужен, только я не верю в предмет «патриотизм» в школе. Патриотизмом, как одной из ключевых ценностей, должно быть пронизано все существование человека, а не один урок или даже курс. Стать патриотом по принуждению невозможно. Сейчас эта тема как-то чрезмерно на слуху. Но мы при этом застыли в состоянии не то войны, не то реформ, не то строительства нового общества, а есть ли у нас национальная идея, лишь частью которой стало бы патриотическое воспитание – не совсем понятно. Зато у нас много старых приспособленцев в новых вышитых сорочках, которые вполне способны дискредитировать образ патриота. Стратегия – это чудесно, но не уверена, что подписи достаточно, чтобы все изменилось. Да, сейчас уровень патриотизма в стране высок. Но нужны институты и механизмы, которые переведут эту идею в действия на все общественные уровни. И когда понятие патриотизма начнет культивироваться с семьи – тогда существование документа будет оправдано.

 

Фото – facebook.com/lidiya.bilas.


comments powered by Disqus