Конечно, я просто рыдал, когда умер Болконский.