2 грудня 2016

Виталий Манский: «Эталонно порядочный человек не может быть документалистом»

Продолжаем наш совместный с Одесским международным кинофестивалем раздел, в котором мы готовим материалы о мастер-классах и лекциях выдающихся деятелей кино, выступавших на форуме. Российский документалист и один из авторов концепции реального кино Виталий Манский родом из Львова. Фестиваль документального кино «Артдокфест», президентом которого он является, в прошлом году лишился финансирования в РФ из-за его «антигосударственных» высказываний. В Одессе Виталий ответил на вопросы студентов образовательной секции ОМКФ. Самые яркие высказывания Виталия Манского об отличии документального кино от игрового, важности оператора в документалистике, ностальгии по пленке и проекте «Родные» про семью, разделенную событиями в Украине – в материале Platfor.ma.

 

Фотографія: oiff.com.ua

Касательно этических моментов документального кино – эталонно порядочный человек вообще не может быть документалистом. 

 

После съемок я исчезаю и не даю герою излить душу вне кадра. Героя вообще не должно существовать вне кадра.

 

Я отношусь к жизни с совершенно нескрываемым эгоизмом. Я делаю только то, что мне нравится и снимаю только про то, что мне интересно. В семье на меня часто обижаются. Есть режиссеры, которые всю жизнь снимают один фильм или на одну тему. Это проще, так как ты уже разбираешься в предмете, но меня это не греет. Я прописываю себе планы на годы вперед, но, если что-то возникает, я могу начать снимать, не задумываясь, и потом этот материал уже во что-то превращается.

 

Для искусства не может существовать догм. Я допускаю в документальном кино игровые сцены как зритель, если это помогает мне и фильму. Как режиссер я этого практически не делаю, я позволяю себе провокации, которые могут считываться как постановочные сцены. Для меня это допустимо, а для других моих коллег – нет. Каждый определяет для себя степень допустимости. Я вижу эпизод как документальный, а кто-то может сказать, что это постановка. Мне, честно говоря, фиолетово. 

 

Об операторском мастерстве

«Труба» 2013

Документалист не может не владеть операторской техникой. Режиссеры-игровики могут мне возражать и приводить какие-то доводы, но документалист прежде всего должен иметь возможность снимать. Несмотря на то, что я сейчас не снимаю сам, у меня всегда при себе есть камера, которой можно снимать большое кино. Хотя я и придерживаюсь принципа «технология вторична, реальность первична», я, как и зритель, предпочитаю видеть качественную картинку. Как автор я серьезно работаю над изображением и все концептуальные решения принимаю задолго до киносъемок. К примеру, заранее было решено снимать фильм «Труба» категорически штативно, с преобладанием общих планов, фронтальных композиций и театральных разверток. Поэтому операторское чутье и владение техниками очень важно.


Цифра VS Пленка

У пленки была магия, которую мы теряем с приходом цифры. И неслучайно многие сейчас, используя дорогостоящие современные технологии при создании качественного изображения, в процессе пост-продакшна накладывают «зерно», добавляют царапины, ворсинки, пятна и другие эффекты пленочной картинки. Я тоже иногда этим грешу.

 

Кинопленка требовала от автора большей ответственности и концентрации внимания, так как, имея возможность включить запись только на пять минут, это сказывалось на изображении.

 

Сейчас я могу поставить камеру и уйти обедать. Съемка человека теперь становится схожей со съемкой животного: вокруг расставляют камеры и ждут, пока кто-то войдет в кадр. Как камеры слежения или видеорегистраторы: они покрывают полное пространство, дают нам что-то почувствовать, но не в развитии. 

 

Когда только появились цифровые камеры, они были очень простые и легкие. А сейчас цифра стремительно развивается: кроме двух основных стандартов разрешения – 2К и 4К – существуют цифровые камеры с разрешением 8К и выше, появились громоздкие гофры. Боюсь, что станет еще сложнее и все эти пляски доведут нас до возврата к кинопленке.

 

О различиях между игровым и документальным кино

Я считаю, что миграция из документального в игровое кино более сложна, чем переход футболиста в баскетбольную команду, хотя оба они спортсмены. Это наш давний спор с Сережей Лозницей, и я не согласен с ним концептуально.  В игровом кино весь коллектив работает на тебя, и ты запускаешь картину, когда все участники процесса знают историю от начала до конца. В реальном документальном кино я не знаю результата, я могу лишь предполагать, рассчитывать и верить в него, а все остальное – неожиданность.  Я сейчас снимаю фильм о становлении нового государства в Украине (фильм «Родные». – Platfor.ma) через личные истории людей. Я верю в Украину и в то, что за год должны произойти перемены. Но никто не знает наверняка, что произойдет точно. Это и есть документальное кино. Если в игровом кино сценарий играет ключевую роль, то в документальном, чем четче сценарий – тем менее фильм реален.

 

 

На режиссере художественного фильма нет ответственности. Это не пустой звук. В документальном кино, делая все то же самое, ты принимаешь на себя ответственность. У нас на Артдокфесте гран-при получила мощная картина «Кровь» Алины Рудницкой. Это абсолютный образ современной России. Фильм повествует о передвижной станции приема донорской крови. В картине режиссер не указывает ни область, ни пункт, ни фамилии людей. Но всех женщин, работающих на этом пункте, уволили после показа фильма. При этом не они давали разрешение на съемки, а руководство. Получив приз на Артдокфесте, Алина, которая снимает за свой счет, половину денег отдала этим женщинам. Не все могут нести эту ответственность. 

 

О документальном кино на телевидении

Нужно понимать, когда мы говорим «документальное кино», мы говорим о Кино, а не о том, что показывают по телевидению не только в России, но и в Украине. Документальное кино на телеэкране в принципе не показывают.

 

Сейчас производство документальных телевизионных программ доведено до полнейшей конвейерной стадии: пишется сценарий, утверждается редактурой, цензурируется, а задача режиссера состоит только в том, чтобы перекрыть текст картинкой. 

 

Любая правда является оппозиционной по своей природе. Если телевидение покажет реальных людей, это будет настолько жесткое антигосударственное высказывание, что ни один канал на это не решится.

 

Снимать реальное кино – это заниматься абсолютным подвижничеством, понимая, что никаких госпремий, народных артистов, ничего не будет. Вообще лучшее кино в России снимается за свой счет, государство решает другие проблемы.

 

О фильме «Родные»

Кадр из фильма «Книга» 2014

Я как раз закончил снимать фильм «Книга», занимался пост-продакшном и работал над другим проектом. Времени у меня вообще нет – постоянные экспедиции, минимум 20 фестивалей в год и еще свой фестиваль. Но я каждый день просыпался с мыслью, что я должен снимать другое кино. И я все отложил и купил билет во Львов, где я родился и окончил школу. Я понял, что физически не могу не снимать сейчас на Украине. У меня было необъяснимое чувство и несмотря на целый комплекс проблем с тем, что я – гражданин России, я продолжаю снимать и понимаю, что еще год буду снимать здесь. И как я встрою это в свои планы – меня не волнует. Для меня это абсолютно принципиальная картина, и ничто меня не остановит на пути к ее реализации.  Даже если я не найду денег и мне придется что-нибудь продать, фильм я обязательно завершу (Министерство культуры РФ приняло решение о прекращении финансирования проекта. – Platfor.ma).

 

О работе со съемочной командой

С одной стороны, нельзя не прислушиваться к мнению съемочной группы, ведь эти люди работают с тобой рядом. С другой, я знаю, что я снимаю, и моя задача объяснить это моей команде, а не наоборот. При этом я часто отпускаю оператора в некое пространство самостоятельной съемки. Я четко и подробно формулирую, как и что должно быть снято, но он же все-таки самостоятельный и отдельный от меня человек. Поэтому доверие присутствует, но и не без контроля. Иногда я вообще устраиваю показательные порки – возвращаю обратно и заставляю переснимать. Я скорее отношусь к режиссерам-диктаторам. Последнее время я стараюсь снимать все с двумя операторами-постановщиками, потому что для меня важна обратная сторона. Иногда я и вовсе сам беру камеру и снимаю третьим.       

comments powered by Disqus