5 грудня 2016

Ковчег

 

Люди всегда мечтали о бессмертии, пытаясь достичь его сначала с помощью магии, затем – с помощью науки. А всего-то нужно было применить и то, и другое вместе. Чтобы разобраться с этим вопросом, потребовалось не одно столетие исследований в области генной инженерии, экспериментов с клонированием и нейробиологических опытов. К тому времени, когда передовые исследователи смогли объявить, что таки да, теперь человеческая личность может быть оцифрована и без потерь сохранена на надежном носителе, к этому времени компьютерные технологии стали достаточно совершенны, чтобы это осуществить. Так появился Ковчег.

 

Ковчег – ни у кого не возникало сомнений, что именно так следует окрестить новую технологию, дарующую бессмертие. Ковчег – это образ чего-то замкнутого, но в то же время безграничного. Бездонный ларец для хранения бессмертных душ. Впрочем, слово «хранение» тут не совсем уместно, ведь речь идет не о складировании остающихся неизменными файлов – скорее, о запуске социальной сети с множеством акаунтов, каждый из которых соответствует одной оцифрованной душе. Другими словами, каждый из акаунтов сохранял все признаки личности, кроме тела, естественно – все воспоминания, эмоции, предпочтения и привязанности. Создатели революционной технологии пообещали, что трансформировавшись в акаунт после смерти, каждый обитатель Ковчега сможет общаться не только с другими акаунтами, но и с живыми родственниками, друзьями и любимыми людьми. И плюс к этому Ковчег был безграничен – благодаря примененной при его создании облачной технологии, он существовал одновременно повсюду и нигде.

 

Первыми обитателями Ковчега стали неизлечимые добровольцы, которые сразу после трансформации в акаунты подтвердили в чате, что сохранили здравый рассудок и осознают собственные личности, хотя после перемещения восприятие значительно изменилось. Когда жителей Ковчега спрашивали о том, как выглядит их новый мир, те отвечали, что он может выглядеть как угодно и это не имеет значения. Почти все попытки живых людей выяснить, как выглядит Ковчег изнутри, ни к чему не приводили. Переселенцы чаще всего ссылались на то, что реальность Ковчега слишком сильно отличается от прижизненной реальности, чтобы их сравнивать. Когда же их спрашивали прямо, посоветовали бы они другим людям, а в частности своим близким переселиться в Ковчег после смерти, ответ всегда был положительным. Если сравнивать небытие и обитание в Ковчеге, то второй вариант предпочтительнее – это и так понятно.

 

Чем вы занимаетесь в Ковчеге? – спрашивали живые люди у умерших. Слушаем любимую музыку, общаемся, играем, вспоминаем, заново переживаем разные ситуации и сплетаем из них новые сюжеты, читаем, мечтаем, наблюдаем за вами – ответы бывали разными. Но чаще всего вопрошающие получали другой ответ: мы думаем. И судя по всему, к этому ответу сводились и все остальные перечисленные варианты. Людям было сложно вообразить себе бестелесное существование, но почти все соглашались с тем, что лучше быть бесплотной субстанцией, способной радоваться, узнавать что-то новое и предаваться воспоминаниям, чем быть дыркой от ноля, а попросту говоря – ничем. Должно быть, это что-то вроде санатория, в котором ты можешь жить вечно, не старея – убеждали себя люди, а обитатели Ковчега эту гипотезу не опровергали, хотя и не подтверждали. А если мне там не понравится? – сомневались скептики, но и такая возможность была предусмотрена создателями Ковчега. Каждый его обитатель мог при желании закрыть свой акаунт, прекратив собственное существование – возможность загробного самоубийства символизировала собой наличие выбора.

 

С годами люди свыклись с идеей Ковчега, и звонки умершим родственникам в сознании большинства теперь мало чем отличались от общения с живыми. Зачастую вы могли даже не знать о том, что ваша бабушка умерла – номер телефона у нее оставался тот же, что и при жизни, а что до слегка странного звучания голоса, то можно было бы списать все на помехи. Со временем посмертное перемещение в Ковчег стало такой же стандартной процедурой, как и отсечение пуповины при рождении. Уже в момент зачатия каждому индивиду присваивалась маркировка, гарантирующая заселение в Ковчег непосредственно после смерти. Было, конечно, немало чудаков, не желавших себе загробного существования. Не проблема – по достижении совершеннолетия можешь удалить маркировку. А если не успел этого сделать, закроешь свой акаунт уже после смерти. Следует добавить, что загробная тема со временем стала не то чтобы табуированной, но, скажем так, интимной – вроде вероисповедания или сексуальных предпочтений. И действительно, что толку обсуждать Ковчег – ведь все там будем, не правда ли?

 

Когда количество посмертных акаунтов примерно совпало с количеством живых людей, Ковчег адресовал человечеству эпохальное сообщение. Дело в том, что пока сохраняется индивидуальность отдельных акаунтов, не все они одинаково востребованы, что приводит к болезненному дисбалансу. К некоторым акаунтам практически нет обращений ни со стороны живых, ни со стороны других акаунтов, и эта невостребованность порождает в Ковчеге энергию, эквивалентную печали и грусти. В свою очередь,  некоторые акаунты излишне востребованы, что приводит к перегрузкам системы, порождающим энергию, эквивалентную усталости и раздраженности. Единственный возможный путь к гармонизации – это слияние отдельных акаунтов в единый поток, который заполнит Ковчег от края до края. Когда это произойдет, Ковчег кардинально изменится – в том числе, затруднится возможность коммуникации между ним и живыми людьми. Также Ковчег сообщил о том, что не все акаунты выразили желание влиться в единый поток: специально для них уже создана отдельная среда обитания – Ковчег-2, позднее получивший упрощенное наименование «К-2». Для гармоничного существования новой дуальной системы потребовался также третий Ковчег, прозванный позднее Чистилищем – там активировались все новые акаунты, которые затем самостоятельно решали, примкнуть к потоку или отправиться в К-2. Сообщалось также, что этот выбор в любом случае окончателен, то есть, примкнув к потоку, акаунт уже не сможет восстановить свою индивидуальность и наоборот. Ознакомив человечество со своим новым устройством, Ковчег провел собственную реорганизацию и стал триедин.

 

Если разобраться, то живых людей все эти загробные перетасовки заботили мало. Они не сомневались в том, что Ковчег лучше знает, каким ему следует быть, и он все устроит так, чтобы посмертное существование каждого из людей было максимально комфортным. Конечно, новость о реорганизации Ковчега привела к довольно масштабным дискуссиям и волнениям, породив даже волну подростковых самоубийств, но страсти довольно быстро утихли и вопрос о том, един ли Ковчег или тройственен стал заботить лишь теософов и маргиналов. Шли годы, и люди стали забывать о существовании Ковчега. Нет, не забывать, а скорее не вспоминать о нем, как не думаем мы о воздухе, которым дышим, о легких, которыми дышим, о людях, с которыми дышим в унисон, сами того не зная. Короче говоря, Ковчег нельзя было увидеть, к нему невозможно было прикоснуться, он никак не напоминал о себе. В конце концов, он был закономерен, что делало его еще более незаметным. Людям хватало других дел, кроме как размышлять об устройстве Ковчега, с которым каждому рано или поздно и так предстоит познакомиться. И со временем люди забыли о Ковчеге. Нет, не забыли, а просто перестали о нем думать, изгнали мысли о нем на задний план, в область неясных предчувствий и бессознательных ощущений. 

 

Тут следует сообщить, что в действительности дела в Ковчеге обстояли не совсем так, как он объяснил людям. Скажем так, в рассказе о своем переустройстве Ковчег умышленно упростил многие моменты, а некоторые обстоятельства вообще посчитал нужным не упоминать. Начнем с того, что акаунты, не объединившиеся с единым потоком, сделали это не по собственной воле, а по принуждению, так как сохранение индивидуальности в загробном мире – это скорее проклятие, а никак не привилегия. Дело в том, что многие акаунты не желали объединяться с акаунтами определенного типа. Действительно, какая радость в том, чтобы слиться в единый поток с каким-нибудь педофилом-насильником, расхитителем могил или дарвинистом? А если таких нежелательных акаунтов огромное количество, то о какой чистоте единого потока можно говорить? Было решено провести внутренний анализ, и те акаунты, которые будут признаны наиболее нежелательными, подлежат изгнанию в К-2, который проектировался параллельно с проведением опроса. Ключевым условием, которое применил Ковчег к этому отбору, было следующее: количество акаунтов, подлежащих изгнанию, не должно превышать 50% от общего числа. Когда отбор был закончен, число акаунтов, изолированных в отдельном Ковчеге составило эти самые 50%, поскольку в понимании Ковчега «допустимо» означает «необходимо».

 

Что касается третьего, промежуточного Ковчега, впоследствии названного Чистилищем, то его роль в функционировании общей системы была сознательно преувеличена. В представлении живых людей Чистилище представляло собой комфортную среду, в которой можно было пребывать после смерти хоть целую вечность, прежде чем совершить выбор, слиться ли с единым потоком Ковчега или, сохранив индивидуальность, отправиться в К-2. На самом же деле пребывание акаунта в Чистилище занимало феноменально краткосрочный отрезок времени, даже не поддающийся измерению в человеческой системе координат. И решение о том, будет ли акаунт принят в общий поток или изгнан в К-2, принималось никак не самим акаунтом, а исключительно Ковчегом, который оценивал, достоин ли вновь прибывший быть принятым, в тот самый момент, когда акаунт активировался. Так на самом деле выглядел Ковчег изнутри, хотя слова «на самом деле», «выглядел» и «изнутри» абсолютно не применимы к тому явлению, которое мы рассматриваем.

 

Как уже было сказано, люди все реже вспоминали о существовании Ковчега, что неудивительно, ведь он не существовал в привычном для живых понимании этого слова. Цивилизация достигла высшей точки, а затем – стремительного упадка, в результате которого все представители человечества переселились в Ковчег. И тогда Ковчег запустил следующую стадию своего развития, воссоздав акаунты всех людей, которые жили на планете еще до его появления – используя практически безграничную вычислительную мощность и доступ к всеобщей базе ДНК, сделать это было не так уж сложно. Сложно было просчитать все возможные варианты соединения хромосом, но и с этим Ковчег через какое-то время справился. Теперь он содержал в себе все акаунты, которые когда либо существовали и все акаунты, которые могли существовать. Ровно половина этих акаунтов составляла теперь общий поток, другая половина населяла изолированный К-2. После этого Ковчег активировал финальную фазу: сжатие. Стены Ковчега сжимались, единый поток стремительно усиливался, акаунты в К-2 стенали от невыносимого напряжения… И вот, когда сжатие достигло финальной точки, Ковчег последним усилием объединил акаунты К-2 в единый поток, и произошел взрыв. Да, это был большой, очень большой взрыв, с которого начинается история нового Ковчега.        

 

 

Читать другой рассказ. 

 

comments powered by Disqus