1 грудня 2016

История семьи

 

Мои родители встретились на сайте знакомств, в сообществе любителей дайвинга. Начав общаться, они тут же выяснили, что их объединяет не только подводное плавание: оба они тогда работали волонтерами в зоопарках, отец – в тель-авивском, а мать – в варшавском. Вскоре отец предложил матери серьезные отношения, а спустя год они оформили брак. Свадьба проходила дистанционно – отец хотел приехать в Европу, но в это время началась Вторая экономическая война, и его призвали в армию как специалиста по маркетингу. Когда спустя два года мои родители решили завести ребенка, они отправили свои репродуктивные материалы в одну из швейцарских клиник, и спустя девять месяцев на свет появился я.

 

Я не помню своих первых видео-чатов с родителями – первые сеансы проходили, когда мне, должно быть, было не больше трех. До пяти лет я воспитывался в интернате, а когда научился читать и писать, моим воспитанием занялась мать. Поскольку она в то время жила уже в Бразилии, воспитание осуществлялось дистанционно, и из-за занятости на двух работах у нее не всегда находилось время для общения со мной. Так что в основном мне приходилось искать всю нужную информацию в сети. Отец также подключился к процессу: именно он посоветовал мне выбрать специализацию «компьютерная мифология», когда мне было двенадцать, а на четырнадцатилетие он подарил мне доступ к порно-контенту. Что касается матери, то я каждый год получал от нее в подарок виртуальную овечку. Ничего не имею против овец, но они поедали всю траву на моей игровой ферме, а проку от этих животных никакого.

 

Когда мне было пятнадцать, родители разошлись. Я переживал это событие очень болезненно – пришлось даже обращаться к сетевому психологу. После этого мать стала чаще выходить на связь. Главным образом она использовала наши сеансы, чтобы пожаловаться на отца: по ее словам, в последние годы он не баловал ее вниманием – часто игнорировал ее сообщения и прерывал видео-чаты, ссылаясь на крайнюю занятость. По версии отца все выглядело иначе: если верить ему, после моего рождения мать превратилась в истеричку – она регулярно устраивала ему сцены беспочвенной ревности, а один раз чуть не приехала в Шанхай, где он тогда жил, но ее не отпустили с работы, и личное выяснение отношений не состоялось.

 

Многие мои знакомые встречались со своими родителями, некоторые делают это регулярно. Что касается меня, то я совершил лишь одну попытку: это было в Бангалоре, во время моей первой научной командировки – мне тогда было семнадцать. Мать, как мне было известно, находилась в том же городе, и мы созванивались с ней раз двадцать, но то у меня, то у нее не находилось зазоров в графике. А с отцом нам всегда хватало видео-чатов: мы болтали с ним не реже раза в месяц, даже когда он уже был не в лучшей форме.

 

Отец умер в прошлом году. Отчетливо помню трансляцию его похорон: пакет с телом исчез в похоронном аппарате, а спустя несколько секунд из прорези на передней панели выпала спрессованная из праха таблетка с отцовским именем. Таблетку разделили на две части и отправили мне в Лондон и матери в Бангкок. Мы созвонились с ней на следующий день после похорон. Мать выглядела сильно постаревшей – она сослалась на неудачную пластическую операцию. Она обратилась ко мне с просьбой. Вообще она редко просила меня о чем-то, как и я ее. Она хотела, чтобы я поскорее завел семью – для нее было очень важно, чтобы это произошло при ее жизни. Я не стал спрашивать, зачем ей это нужно, но пообещал сделать.

 

Почти полгода я тянул с тем, чтобы заполнить анкету на сайте – то меня отвлекала работа, то виртуальные симуляторы, то что-то еще. Но вот, наконец, руки дошли. Возможно, на вопрос о моей семье не следовало отвечать столь развернуто, но мне хотелось рассказать кому-нибудь эту историю – прежде я никогда этого не делал.       

 

 

Читать другой рассказ. 

 

comments powered by Disqus